Девочка на рекламном щите

Девочка Юля сидела на рекламном щите, болтала ногами, и у нее кружилась голова. Это всегда так, когда сидишь на высоте. Тогда она закрыла глаза и представила, что находится не на рекламном щите, а на седьмом небе и ест марципановое мороженое. А внизу ходят люди и таращат на нее глаза, потому что она получилась вся такая из себя креативная реклама мороженого.

– Юля, ты чего, спишь? – откуда-то из-под ног раздался голос Ромки.

– А ты кто? – спросила она, не открывая глаз. – Я тебя не знаю, мальчик.

– Ты чокнулась? Слезай давай, а то свалишься.

– Хаха, – рассмеялась Юля. – Тебе завидно, что я такая яркая и заметная? Если хочешь, тоже залезай, будем вместе сидеть, мне не жалко.

– Дура ты, Юля. Ничего мне не завидно, просто рекламный щит дорогой, и если ты его сломаешь, то придут люди и оторвут тебе голову. Ясно? Так что слезай давай!

– Я тебя не знаю, мальчик, – повторила Юля и крепче зажмурилась.

– Сейчас узнаешь, – пригрозил Ромка, и она услышала, как он куда-то побежал.

Ей стало одиноко и страшно. На рекламном щите никогда не знаешь, чего ждать и, главное, с какой стороны. Но открывать глаза не хотелось. Потому что тоже страшно. Что если там уже стоит Ромка и приготовился стащить ее вниз?

Вдруг по телу побежали мурашки – ей показалось, что внизу на самом деле кто-то есть. Она перестала болтать ногами и услышала дыхание собаки.

– Привет, – сказала Юля.

Собака ей не ответила, и это ее немного успокоило.

– Ты одна? Потерялась или просто гуляешь?

Дыхание собаки стало ровнее, словно она собиралась с мыслями.

– Глупая, – засмеялась Юля. – Ты не умеешь говорить, так что даже не пытайся. Вот если бы ты попала в руки к Ромке, этот грубиян обязательно заставил бы тебя говорить. И первое, чему бы он тебя научил, было бы слово «Юля». Честное слово!

– Юля, – сказала вдруг собака голосом Ромки. – Ты, может быть, свихнулась?

Юля вздрогнула и в ужасе открыла глаза.

Под рекламным щитом и правда стоял Ромка. А в руке у него было сливочное мороженое в вафельном стаканчике.

– На вот! – крикнул Ромка и кинул ей мороженое.

Юля поймала стаканчик, снисходительно откусила и вспомнила про марципан.

– Ну, тоже ничего, – сказала она.

А потом Ромка все же забрался к ней на рекламный щит, и они часок поболтали о том о сем.

А прохожие смотрели на них и думали:

– Надо же, какая милая реклама на щите! Надо обязательно поесть мороженого!