Псков. Рекламный щит. Навеки ваш

Уважаемый Евгений.

Пишу вам с рекламного щита, расположенного на улице прославленного писателя нашего Л. Н. Толстого. Вы не подумайте, что щит свалился и лежит на земле. С такого-то и любой написать сможет. А мой стоит, как дуб, и совсем не шатается. Я же кое-как зацепился на самом верху и пишу вам под лампочкой.

И вот о чем хочу сказать. Сейчас уже вечер, холодно и очень домой хочется. Дома меня ждет жена. Она думает, что я сейчас с Мишкой Голодянским. Мишка – мой давний друг. Мы с ним часто бываем вместе, особенно когда погода в Пскове хорошая и можно где-нибудь удобно пристроиться. Но все это ерунда, я не об этом собирался написать, а Голодянский – так, к слову пришелся. Хотя нет, напишу и про него, он мне все же друг, пусть и предатель, как выяснилось час назад.

Тут я, собственно, незаметно подошел к самому главному пункту моего письма. Только вот скажу еще кое-что, чтобы вы заранее знали и не удивлялись, зачем это я на рекламный щит забрался. Я – философ. Да-да, самый настоящий мыслитель. Волею судеб, так сказать. Вы, небось, смеетесь? А ведь у меня и борода, и прическа – точь-в-точь как у Диогена. Тот, говорят, из бочки философствовал, а я с рекламного щита жизнь исследую.

Началось все неделю назад. Мы с женой моей Любой часто гуляем по Пскову ради здоровья, а на обратном пути заходим в магазин за продуктами. И вот возвращаемся мы уже домой, идем, значит, по улице Толстого и как раз проходим мимо этого самого рекламного щита. И тут она зачем-то замедляет шаг, а я ненароком глянул на нее, узнать, не случилось ли чего. Так вот, честно вам скажу – как глянул, так боль меня и одолела! Как увидел ее глаза, так боль и одолела. А она подняла лицо и смотрит на рекламный щит, а взгляд у нее лучистый, благостный, я такого на себе никогда не замечал. Смотрит моя голубушка на рекламку и восхищается чему-то неведомому. Я тоже, конечно, посмотрел. Ничего особенного – обычный мужик, разве что лицо у него раз в десять шире моего. Но как она на него смотрела, как ласкала глазками! Придушил бы ее тут же на месте, если б не сумки в руках…

Ночь всю не спал. На следующий день места себе не находил. К Мишке пошел, поделился с ним. Тот меня, кажется, понял. Если бы не понял, не дал бы совет: залезь, говорит, на рекламный щит, и на тебя будут так же смотреть. Совет, конечно, наивный, ребячество сплошное. Но я на целую неделю крепко призадумался. А что если и впрямь оттуда, с высоты, мне какая-нибудь правда откроется? Ведь что-то же притянуло мою Любушку, что-то в этом щите есть! Сам я ничего такого в нем не вижу, но если как следует изучить взгляды на рекламный щит других людей, можно многое познать.

Я уговорил Мишку быть со мной заодно. Он согласился и притащил с собою лестницу, а когда мы уже взобрались на рекламный щит и только-только начали исследовать взгляды прохожих, он вдруг заявил, что ему достаточно и того, что его жена взглядом сверлит. И сбежал, прихватив с собой свою поганую лестницу. А я остался, и у меня возникла идея.

Я знаю, что вы занимаетесь изготовлением рекламных щитов. И вам наверняка было бы небезынтересно ознакомиться с моими наблюдениями. Я решил, что буду размышлять, подмечать, делать умозаключения и предоставлять вам свои скромные отчеты. Может, даже и пользу принесу.

С рекламного щита города Пскова,

Тимофей Нетребов.